#Zehinli.info – #Творчество талантливого живописца Мамеда Ярмамедова отличает нестандартный авторский взгляд

Творчество талантливого живописца Мамеда Ярмамедова отличает нестандартный авторский взгляд

19.12.2017

Работы Мамеда Ярмамедова в первую очередь привлекают внимание необычным живописным почерком, в котором гармонично сосуществуют символизм и реализм, экспрессией и вместе с тем мягкой ненавязчивой палитрой, сообщает Туркменистан: Золотой Век.

- Я не открыл нового в живописи, - говорит Мамед, - просто избегаю стереотипов.

Главный герой в картине «Раннее утро» - боевой петушок, взобравшийся на самый большой во дворе камень и возвещающий громким кукареканьем о наступлении нового дня. Покосившийся от ветхости старый курятник и почти разрушенная стена жилого дома с наступлением утра наполняются энергией нового дня. Несмотря на лаконичность сюжета, полотно обладает особым магнетизмом. В чем его магия? Скорее всего, в палитре. Художник называет палитру композицией цвета. Серо-белые тона с мелкими вкраплениями красного цвета. Казалось бы, цветовая гамма должна вызывать уныние. Но здесь она осязаемо передаёт свежесть раннего утра, вызывая желание прожить наступивший день наполнено.

Или же картина «Грозди», где на фоне светлой пористой стены изображены три виноградных лозы, с трудом удерживающие красные и синие грозди. И листья, иссушенные солнцем, превратились в причудливые красные и синие кипы, напоминающие пышные, гигантские грозди…
 

Мамед родился в семье известного скульптора Клычмурада Ярмамедова, но в детстве абсолютно не проявлял интереса к изобразительному искусству. Когда он учился в третьем классе, в их школе проходил отбор мальчиков в хореографическую студию. Всех претендентов попросили встать в позицию № 3. Смогли это сделать лишь несколько из них. Среди тех, кому предложили заняться балетом был и Мамед. Узнав об этом, отец, видевший в нём только живописца, отвёл его в Детскую художественную школу имени Бяшима Нурали. Там, как вспоминает Мамед, многие дети занимались с большим усердием, он же - без особого желания.

С первого раза Мамед не прошел по конкурсу в Туркменское государственное художественное училище и год работал грузчиком на стекольном комбинате.

- Отец специально устроил меня на тяжелую физическую работу, чтобы в противовес ей я потянулся к творчеству, - рассказывает он. - И, наверное, не зря, потому что я поступил со второй попытки. Продолжил художественное образование в Национальном институте художеств и дизайна имени Бехзода в Ташкенте. И только там, к концу первого курса я пришёл к осознанию, что живопись – моё призвание. Мне нравилось работать над курсовыми работами, которые хвалили преподаватели. Кстати, на выставке несколько студенческих работ Мамеда. К примеру, «Продавщицы ковров», где одна женщина неподвижно сидит, укутавшись в платки, и искоса поглядывает на другую, живо рекламирующую товар.

В картинах Мамеда Ярмамедова всегда присутствует легкий добрый юмор. Взять, к примеру, его замечательную работу «Фотография на память», где изображены три позирующие перед фотообъективом женщины. Казалось, ничего особенного, но художник акцентирует наш взгляд на их внутреннем состоянии. При внешней статичности поз героинь, их лица выражают богатую палитру эмоций.

То же самое можно сказать о работе «На намаз», в которой два яшули шествуют на вечернюю молитву вдоль длинного дувала и уложенных в ряд разноцветных камней. Вроде бы в сюжете нет ничего неординарного. Но старики написаны художником такими трогательными, что хочется сделать для них что-то хорошее.

На полотне «Беседа» изображены два сидящих возле дома старца. Причем, и во внешности, и в одежде они контрастируют. Вероятно, художник хочет подчеркнуть полемический характер их общения.

Работам Мамеда Ярмамедова в некоторой степени свойственен сюрреализм, проявляющийся в разрыве логических связей. К примеру, картина «Красные тени», на которой изображен длинный забор с деревянной дверью, выкрашенной в красный цвет. Через полуоткрытую дверь видна дорога, сады, жилые дома, иными словами – за забором целый мир. В общем-то так хотелось бы и назвать картину, но автор дает ей совсем другое название - «Красные тени». И большая тень в картине, которая падает с забора, действительно красная. Но красных теней не бывает! Однако художник ломает привычные стереотипы восприятия. И в памяти всплывают строки поэта: «Конечно же, красные волки, красивей, чем волки серые».

Картина «Тополя» с ярко раскрашенными кронами в стиле кубизма была написана Мамедом Ярмамедовым в Париже. На вопрос: «Оказал ли город художников влияние на создание «Тополей», Мамед ответил отрицательно.

- Я влюблен в Нохур с тех пор, как однажды увидел его, приехав на практику со студентами Академии художеств, - говорит он. – Такая неповторимая природа! А архитектура, а люди! Это же Клондайк для живописцев! Сейчас я вынашиваю идею нового полотна – о Лунных горах в Каракала. Практически каждый художник, однажды увидев их, воплощал это чудо на холсте. Я же хочу написать свои Лунные горы, но пока не знаю, как они будут выглядеть…

Новости По Теме: